Приветствую Вас Гость!
Пятница, 18.08.2017, 15:48
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Облако Тегов

Наш опрос

Кто по вашему мнению был Гитлер?
Всего ответов: 752

Форма входа

Галереи

Поиск

Недорогой хостинг

Календарь

«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Мы Вконтакте

Друзья сайта

Организации
  • Форум молодых Евразийских лидеров
  • Журнал «Евразия Info»
  • Центр дополнительного образования для детей (Детский автогородок)
  • Консалтинговое агентство "Дива"
  • Институт профессионального развития персонала
  • Электронные СМИ
  • Электронный научно-практический журнал «Инноватика в образовании»
  • Научный журнал «Вторая мировая война»
  • Научный журнал «Вопросы профессионального развития персонала»
  • Новостной портал «Arik»
  • Генеалогия
  • Международный дворянский клуб "Szlachta"
  • Международный союз дворянских собраний
  • История
  • Энциклопедия Второй мировой войны
  • Энциклопедия Третьего Рейха
  • Советский Союз во Второй мировой войне
  • Энциклопедия США
  • Allies - Западные союзники
  • Энциклопедия Польши (Второй Польской Республики)
  • Биографии выдающихся исторических личностей
  • Величайшие войны в истории человечества
  • Военная техника и оружие Второй мировой войны
  • Развлечения
  • Виртуальная Речь Посполитая
  • E3R.RU Сериалы онлайн
  • Подручный бездарной Луизы
  • Доски объявлений
  • Доска объявлений
  • Персональные странички
  • Сайт Киселёва А.Г.
  • Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Яндекс тИЦ и Rank

    Баннеры

    Анализ сайта PR-CY.ru

    Харьковская операция 1941 года

    Харьковская операция 1941 года


    В боях за Харьков осенью 1941 года в последний раз применялись тяжёлые танки Т-35.
    Наступление было запланировано командованием 55-го армейского корпуса вермахта на 12.00 по берлинскому времени и должно было осуществляться силами трёх дивизий, ещё одна дивизия находилась в резерве. Главный удар наносила 57-я пехотная дивизия, проводившая фронтальное наступление с западного направления при поддержке частей 101-й и 100-й лёгких пехотных дивизий, наступавших с севера и с юга. В каждом батальоне дивизий были созданы штурмовые группы, основу которых составляли подразделения пехоты, усиленные сапёрами, лёгкими пехотными орудиями, мотоциклистами и бронетехникой. Действиям пехоты предшествовала интенсивная артиллерийская подготовка, проводившаяся тяжёлыми дивизионами армейского подчинения с применением 211-мм тяжёлых мортир и 150-мм тяжёлых гаубиц. Для действий в городских кварталах пехотным дивизиям придавались дивизионы штурмовых орудий, а в качестве противотанковых средств — батареи 88-мм тяжёлых зенитных орудий.
    Для непосредственной обороны Харькова были привлечены 216-я стрелковая дивизия, 57-я стрелковая бригада НКВД, Харьковский полк народного ополчения, отдельные батальоны местных стрелковых войск, бронетанковый (противотанковый) отряд. Наиболее боеспособной войсковой частью среди всех частей гарнизона была 57-я стрелковая бригада НКВД, под командованием полковника М. Г. Соколова, имевшая высокий уровень боевой подготовки и хорошо укомплектованная автоматическим оружием. 216-я стрелковая дивизия, под командованием полковника Д. Ф. Макшанова, была сформирована в начале октября 1941 года из призывников и военнослужащих тыловых подразделений, не имела боевой подготовки, однако была хорошо вооружена. Харьковский полк народного ополчения и батальоны местных стрелковых войск состояли из местных жителей разных возрастных категорий, записавшихся добровольцами, и имели слабый уровень боевой подготовки. Личный состав был вооружён исключительно винтовками. Отдельный (бронетанковый) противотанковый отряд имел в своём составе 47 единиц бронетанковой техники устаревших типов (25—Т-27, 13—Т-16 (ХТЗ), 5—Т-26, 4—Т-35). Общая численность войск гарнизона города Харькова составляла 19 898 человек при 120 орудиях и миномётов.
    Утром 23 октября 1941 года немецкие войска приступили к разведке боем, и, в результате, через несколько часов закрепились в жилых кварталах района Новая Бавария на западной окраине Харькова. В полдень, после окончания артиллерийской подготовки, в наступление перешли главные силы 57-й пехотной дивизии. Медленно продвигаясь вдоль улицы Свердлова и параллельным ей улицам в сторону железнодорожного вокзала, немецкие штурмовые группы преодолевали ожесточённое сопротивление частей 216-й стрелковой дивизии. По всей длине улиц сооружённые на каждом перекрёстке баррикады, рвы и минные поля препятствовали продвижению противника. К вечеру части 57-й дивизии вермахта вышли к железнодорожной линии в районе Холодногорского путепровода, который был частично подорван советскими сапёрами, но по уцелевшей части могла передвигаться пехота. Наступавшая с юга 100-я лёгкая пехотная дивизия вермахта встретила упорное сопротивление 57-й стрелковой бригады НКВД, и ощутимого успеха не имела. Наибольшего успеха в первый день боёв за Харьков добилась 101-я лёгкая пехотная дивизия, подразделения которой, заняв район Лысой Горы, сумели захватить Кузинский мост севернее вокзала и, преодолев железнодорожную линию, вышли к западному берегу реки Лопань. Попытки отдельных частей вермахта обойти город и ворваться в него с севера по Белгородскому шоссе были пресечены отрядами ополченцев на оборонительных рубежах в Сокольниках. В результате первого дня боёв немецким войскам удалось захватить западные районы Харькова и выйти к железной дороге, пересекавшей город с севера на юг, а на некоторых участках и преодолеть её. В этих условиях, опасаясь окружения, командир 216-й стрелковой дивизии принял решение отвести свои подразделения на восточный берег Лопани, заняв вторую линию обороны. Узнав об этом, командование 38-й армии отменило приказ об отходе и приказало на следующий день контратакой выбить противника из западной части Харькова. Однако, советские войска к этому времени уже отошли за реку, а сапёрами был начат подрыв мостов. В целом, подводя итоги первого дня боёв, можно сделать вывод, что организованной обороны города не получилось. Не имея должной боевой выучки, советские подразделения, оборонявшие Харьков, сразу же после того, как противнику удалось ворваться на его окраину, поддались панике и стали поспешно отходить к его центру. Вследствие отсутствия необходимых средств связи и слабо организованного взаимодействия между частями и подразделениями командование и штаб обороны уже в первые часы боёв за город практически полностью утратили контроль за действиями войск.
    Утром 24 октября 1941 года немецкие войска заняли городские кварталы между железной дорогой и рекой и вышли к берегу Лопани. Более того, из-за отказа взрывных устройств, неповреждёнными оказалось несколько мостов через реку, в том числе центральный, Большой Лопанский. В течение шести часов один из полков 57-й дивизии вермахта при поддержке артиллерии, авиации и штурмовых орудий пытался захватить этот мост и выбить советские войска из укреплений на Университетской горке. Другие части дивизии, сумев форсировать реку южнее, вышли в район железнодорожных станций Балашовка и Левада и прилегающих к ним промышленных предприятий. Форсировав Лопань, подразделения 101-й лёгкой дивизии вышли на улицу Клочковскую и начали наступление по расходящимся направлениям: по улице Культуры через парк Горького к авиазаводу; по спуску Пассинарии к Госпрому на центральной площади Дзержинского и по Клочковской в сторону центра, вдоль реки Лопань. Ожесточённые бои развернулись на площади Дзержинского и прилегающей улице Карла Либкнехта, где части народного ополчения более пяти часов держали оборону под натиском превосходящих сил противника. По-прежнему упорно оборонялись части 57-й стрелковой бригады НКВД, которые, закрепившись в районе станции Основа, отбивали атаки 100-й лёгкой дивизии вермахта. К трём часам дня немецкими войсками были захвачены центральные районы Харькова, сопротивление носило очаговый характер и оказывалось силами разрозненных отдельных подразделений и отрядов. Командование 38-й армии склонялось к решению отдать приказ на немедленный отход из Харькова, но директивой штаба Юго-Западного фронта предписывалось удерживать город до исхода 25 октября. Организованная штабом обороны попытка контратаки с привлечением последних резервов привела к встречному бою на проспекте Сталина возле площади Руднева, но успеха не имела. К вечеру части вермахта вышли к восточным окраинам Харькова, и остатки гарнизона, сосредоточившись в районе Сабуровой дачи, начали отход на восток. Приказ об отходе отдал командир 216-й стрелковой дивизии Д. Ф. Макшанов, которого ещё утром по приказу командующего армией отстранили от должности, но, так как штаб дивизии не имел связи со штабом армии, последний в ходе боев за город продолжал руководить войсками. Новый командир дивизии, комбриг Ф. Ф. Жмаченко, сумел найти и переподчинить себе лишь два батальона. До 27 октября дивизия фактически управлялась двумя центрами[68].
    Ночью 25 октября 1941 года командующим силами гарнизона генерал-майором И. И. Маршалковым и комбригом Ф. Ф. Жмаченко на возможных путях отхода войск были выставлены несколько специальных отрядов заграждения, в обязанность которых входило задерживать отходящие из города войска. К утру собранными за ночь частями, силами до двух полков, советские войска заняли оборону в районе тракторного завода и посёлка ХТЗ, расположенных за чертой города, но административно входивших в его состав. В течение дня велись незначительные столкновения с разведывательными и передовыми частями вермахта, так как главные силы 55-го армейского корпуса вели зачистку города, ликвидировали отдельные очаги сопротивления и проводили саперно-инженерные работы. Уже в первый день оккупации было публично казнено 116 харьковчан[69]. В ночь с 25 на 26 октября 1941 года советские войска отошли за Северский Донец.

    Стабилизация линии фронта
    В октябре 1941 года части вермахта действовали в условиях полного бездорожья
    Пока соединения 38-й армии вели бои на харьковском направлении, остальные армии Юго-Западного фронта продолжали отход. 24 октября 1941 года, прорвав оборону 21-й советской армии, части 29-го армейского корпуса захватили Белгород. Отход советских войск проходил в исключительно тяжёлых погодных условиях. Непрерывными дождями были размыты дороги, и войска действовали в условиях бездорожья. К тому же значительная часть техники начала останавливаться на маршрутах движения из-за отсутствия топлива. Такие же проблемы испытывали и преследовавшие их немецкие части группы армий «Юг». Поэтому основное противодействие отступавшим войскам Юго-Западного фронта оказывали силы авиации противника. Штаб группы армий «Юг» и командование 6-й армии вермахта считали задачи осенней кампании выполненными и планировали на этом участке фронта перейти к обороне. Уже 27 октября главные силы 40-й, 21-й и 38-й армий оторвались от противника и соприкосновения с ним не имели. Бои вели лишь соединения 6-й советской армии, удерживая оборону вдоль Северского Донца. К концу октября немецкие войска, оказывая незначительное давление, форсировали Донец и, создав на восточном берегу несколько плацдармов, перешли к обороне. В этих условиях командование Юго-Западного фронта приняло решение прекратить отвод войск и перейти к обороне на участке Тим — Балаклея — Изюм и далее по реке Северский Донец до Ямполя[48]. Этот рубеж позволял обеспечивать бесперебойную работу железнодорожной магистрали Касторное — Купянск — Лисичанск. Также данная конфигурация линии фронта позволяла вести подготовку к дальнейшим операциям Красной Армии с целью скорейшего освобождения Харькова.
    Итоги и последствия

    Со взятием Харькова и Белгорода и выходом к Донцу 6-я армия и основные силы 17-й армии группы армий «Юг», выполнив задачи осенней кампании 1941 года, прекратили активные наступательные действия и перешли к обороне. Наступательные операции на южном участке проводили 11-я армия Э. фон Манштейна с целью захвата Крыма и 1-я танковая группа Э. Клейста, наступавшая на Ростов-на-Дону. Об оставлении Харькова Совинформбюро сообщило лишь вечером 29 октября, приведя при этом абсолютно фантастические цифры потерь противника: 120 000 человек убитыми и ранеными, более 450 танков, свыше 200 орудий. Отступление из Харькова объяснялось стратегическими соображениями советского командования. О том, что в оккупации со всеми вытекающими последствиями оказалось свыше 460 000 жителей, не сообщалось.
    При анализе хода боевых действий становится очевидным, что в первой половине октября 1941 года немецкое командование, планируя и осуществляя операции на Левобережной Украине, ставило своей целью не выдавливание советский войск, а охват группировки Юго-Западного фронта с последующей возможностью окружения за счёт глубоких проникающих ударов. Поскольку вермахт полностью владел инициативой и имел определённое превосходство, советское командование придерживалось оборонительной стратегии, пытаясь предугадать действия противника и осуществить ответные меры противодействия. Ошибочно предположив, что главной целью врага является Харьковский промышленный район, командование Юго-Западного направления сосредоточило здесь свои основные силы и немногочисленные резервы, ослабив при этом Южный фронт. После развития немецкого наступления и разгрома соседних фронтов, войска Юго-Западного фронта оказались в своеобразном выступе, и неэластичная оборона могла привести к повторению Киевского котла. В этих условиях решение Ставки об оставлении Харьковского промышленного района, части Донбасса и отводе войск являлось единственно правильным. Более того, непосредственная угроза Москве заставляла советское руководство перебрасывать на это направление резервы с других участков советско-германского фронта. Так, с Юго-Западного фронта для обороны Москвы были переброшены кавалерийский корпус и три стрелковые дивизии.
    Во второй половине октября 1941 года все действия советских войск, в том числе и непосредственная оборона Харькова, строго увязывались с графиком отвода соединений Юго-Западного фронта и ходом эвакуационных мероприятий. При этом военной необходимости в ведении боевых действий в самом городе не было, и многотысячное население было подвергнуто ненужной опасности. В своих мемуарах И. Х. Баграмян, являвшийся в октябре 1941 года начальником оперативного отдела штаба Юго-Западного фронта, напишет о боях в Харькове как о «кровопускании для противника». Однако, уже 25 октября 1941 года им будут подведены итоги обороны Харькова:
    Оборонительные возможности Харькова были использованы в совершенно минимальной степени. Заграждения, сооружения, баррикады также были использованы плохо. ... Штаб обороны Харькова спаниковал и бежал из Харькова ещё 24 октября, потеряв управление войсками. Потери противнику нанесены не по имеющимся возможностям. Населённые пункты оборонялись слабо и неумело (из переговоров начальника оперативного отдела штаба Юго-Западного фронта с начальником штабом 38-й армии).
    Учитывая, что к концу октября войска Юго-Западного фронта перешли к прочной обороне на намеченных Ставкой рубежах, а противник не проявлял на данном участке активности, советское командование сочло итоги Харьковской операции в целом удовлетворительными.
    Принимая во внимание людской, индустриальный и транзитный потенциал Харькова, можно сделать вывод, что это был самый крупный город СССР, оккупированный вермахтом за годы войны. Захватив город, немецкое командование планировало сразу использовать промышленные и транспортные возможности в своих целях. Однако, обследовав свыше 190 важных промышленных и транспортных объектов, немецкие специалисты констатировали крайнюю степень их разрушения в результате военных действий, умышленной порчи и эвакуации оборудования и персонала. Приложив колоссальные усилия по восстановлению инфраструктуры, немецкая администрация добилась определённых успехов: уже с мая 1942 года Харьков стал крупной ремонтно-эксплуатационной базой вермахта на южном участке фронта, где вёлся ремонт бронетанковой, авиационной, железнодорожной техники и других видов вооружения. Возможности Харькова как транспортного узла были восстановлены в полном объёме уже к началу 1942 года, и после этого город как крупнейший центр коммуникаций играл важнейшую роль в планах немецкого командования.
    Советское руководство также прекрасно осознавало значимость Харькова и прикладывало большие усилия для скорейшего возвращения «первой столицы» Украины. На протяжении зимы 1942 — весны 1943 годов советскими войсками было проведено несколько масштабных стратегических операций по овладению Харьковом. В результате их неудачного исхода за городом закрепилась репутация «проклятого места Красной Армии». Окончательно город был освобождён от немецких войск только 23 августа 1943 года. К этому времени, по разным оценкам, население Харькова составило всего 190—230 тысяч человек (из предвоенных более 900 тысяч).