Приветствую Вас Гость!
Пятница, 28.04.2017, 03:35
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Облако Тегов

Наш опрос

Какое государство в большей степени виновато в развязывании Второй мировой войны?
Всего ответов: 1349

Форма входа

Галереи

Поиск

Недорогой хостинг

Календарь

«  Апрель 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Мы Вконтакте

Друзья сайта

Организации
  • Форум молодых Евразийских лидеров
  • Журнал «Евразия Info»
  • Центр дополнительного образования для детей (Детский автогородок)
  • Консалтинговое агентство "Дива"
  • Институт профессионального развития персонала
  • Электронные СМИ
  • Электронный научно-практический журнал «Инноватика в образовании»
  • Научный журнал «Вторая мировая война»
  • Научный журнал «Вопросы профессионального развития персонала»
  • Новостной портал «Arik»
  • Генеалогия
  • Международный дворянский клуб "Szlachta"
  • Международный союз дворянских собраний
  • История
  • Энциклопедия Второй мировой войны
  • Энциклопедия Третьего Рейха
  • Советский Союз во Второй мировой войне
  • Энциклопедия США
  • Allies - Западные союзники
  • Энциклопедия Польши (Второй Польской Республики)
  • Биографии выдающихся исторических личностей
  • Величайшие войны в истории человечества
  • Военная техника и оружие Второй мировой войны
  • Развлечения
  • Виртуальная Речь Посполитая
  • E3R.RU Сериалы онлайн
  • Подручный бездарной Луизы
  • Доски объявлений
  • Доска объявлений
  • Персональные странички
  • Сайт Киселёва А.Г.
  • Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Яндекс тИЦ и Rank

    Баннеры

    Анализ сайта PR-CY.ru

    Конференция по разоружению

    Ярослав Гашек  

    Конференция по разоружению


    Хромому Томасу Гаукинсу, председателю конференции по разоружению, предстояло немного отдохнуть от заседаний и прокатиться по волнам Тихого океана на яхте, которая, уже ждала его, покачиваясь у причалов Сан-Франциско. Дело в том, что в работе конференции наступил неожиданный перерыв.

    Врачи, лечившие делегатов, обнаружили у большинства из них запоры, явления меланхолии, мигрень и несварение желудка, вызванные злоупотреблением банкетами. После каждого банкета члены конференции совершенно обалдевали и наутро, читая отчеты о вечерних заседаниях, сами удивлялись, какую ахинею они вчера несли.

    Однажды, когда они шли с бадкета на заседание, за ними увязался какой-то профессор, только что возвратившийся со съезда «Антиалкогольной лиги». Получив каким-то образом слово он взобрался на трибуну и, крепко уцепившись за кафедру, покачиваясь, словно огородное чучело на ветру, битых три часа бомбардировал конференцию речью об извержении вулкана на Липарском архипелаге в 1773 году.

    К концу речи слушатели спохватились, что он говорит не по существу и его речь не имеет ни малейшего отношения к задачам конференции. На профессора набросилась охрана и, оглушив его дубинкой, чтобы он не сопротивлялся, отправила его в префектуру для выяснения личности и оказания первой помощи.

    Все это крайне огорчило членов конференции, которые чувствовали, что глупеют с каждым днем. Это подтверждал и газетный отчет о последнем вечернем заседании. В отчете было сказано:

    «…§ 26. Ввиду бесспорно установленного отсутствия в Китае дредноутов и линейных крейсеров первого класса, считать необходимым, чтобы державы — участницы конференции по разоружению предоставили Китаю трехлетний беспроцентный военный заем на сумму в 300 миллиардов, дабы Китай мог догнать ло вооружению другие державы, участвующие в конференции. В свою очередь, Китай принимает на себя обязательство выстроить за эти три года сорок дредноутов и тридцать линейных крейсеров первого класса, ликвидировать пять функционирующих сейчас крейсеров устаревшего образца и передать порт Кантон под контроль международной комиссии. Со своей стороны, государства — участники конференции разрешают представителю китайского военного флота присутствовать при прокладке третьего Симплонокого туннеля, а также на постройке телефонной станции на вершине Арарата».

    Прочтя это, все пришли в ужас. С председателя конференции Томаса Гаукинса хмель как рукой сняло. Сомневаясь в правильности напечатанного, он затребовал стенограмму заседания, и его едва не хватил удар при виде подлинника резолюции, предложенной, как оказалось, им самим.

    Небольшое дополнение внес только делегат Вудворт:

    «Одновременно разрешается негритянской республике Либерии постройка пяти подводных лодок, обязав ее, однако, окрасить их в черный цвет».

    На следующий день Томас Гаукинс срывающимся голосом, вполне гармонировавшим с его подавленным видом, обратился к своим коллегам.

    — Милостивые государи, успехи нашей конференции бесспорны! Нами внесено двадцать шесть предложений и принято двадцать шесть резолюций. Радиотелеграф оповещает весь мир о наших решениях, весь мир знает, что мы только и делаем, что заседаем. Мы работаем, не щадя сил, но все мы сознаем, что у нас еще больше несделанной работы. Именно поэтому нам не следует переутомляться. С одного вола двух шкур не дерут! Наши нервы перенапряжены. Я и сам чувствую, что поддался усталости. Думать и день и ночь, это, господа, не шутки. Если перекрутить завод часов, пружина лопнет. То же самое и наш мозг. Нам нужно отдохнуть, набраться новых сил для дальнейшей работы. Я предлагаю назначить трехнедельные каникулы. (Гром аплодисментов. Возгласы: «Четырехнедельные!»).

    Делегат Перу, только что появившийся в изрядном подпитии из соседнего ресторана, взбирается на трибуну, барабанит по столу кулаком и рычит:

    — Вон меня! Гнать меня отсюда!! Предлагаю поставить вопрос на голосование! (Служители, нежно поддерживая, выводят его в помещение секретариата и укладывают на диван).

    Слово для возражения председателю берет делегат Боливии Хуарес ди Вего. Еще в начале сессии он огласил на конференции по разоружению пожелание своего правительства —сохранить стабильной численность вооруженных сил его страны. Эти силы состоят из двенадцати человек, несущих охрану и поддерживающих порядок во дворце президента. Между тем, во время прений конференция осталась глухой к его протестам и вынесла постановление об увеличении армии Боливии с 12 до 120 тысяч человек, ибо такова численность армии у соседних республик Чили и Перу. В случае войны Боливии грозит опасность, что 120 тысяч нападут на 12 человек, и тогда ей не устоять перед превосходящими силами противника. Поэтому необходимо, чтобы вооруженные силы Боливии были приведены в отношение 1 : 1 к силам ее соседей.

    — Уважаемое собрание, — волнуясь, говорил боливийский делегат, — как раз сегодня мною получен меморандум моего правительства, указывающий на нелепость вашей многоуважаемой резолюции. В Боливии всего около 80 тысяч жителей мужского пола. А вы хотите, чтобы у нас была армия в 120 тысяч человек! Что же, нам размножаться делением, что ли? Или призанять где-нибудь еще сорок тысяч? Но ведь вербовка солдат в соседних странах тоже запрещена одним из постановлений конференции. Правда, нам дан трехгодичный срок, но согласитесь, что столь скоропалительное увеличение народонаселения, как ни старайся, невозможно. Я, господа, достаточно знаком с арифметикой и…

    — Это ложь! — перебил его чилийский делегат. — Подайте сюда энциклопедический словарь!

    Общий шум и замешательство. Звонок председателя. Делегата Боливии лишают слова. Секретарь отправляется за энциклопедией.

    Председатель удрученно заявляет собранию:

    — Господа, вам пришлось быть свидетелями неуместной и бессмысленной выходки. Не нахожу слов, чтобы выразить свое огорчение…

    Вернувшийся секретарь просит слова.

    — Господа, в энциклопедии Боливия не значится… Делегат Боливии вскакивает, бледный, как полотно:

    — Уважаемое собрание! Возможно ли? Два миллиона сорок четыре тысячи квадратных километров…

    Председатель лишает его слова и дает знак секретарю продолжать.

    — …но поскольку о Боливии там нет ни строчки, постольку и для нас не существует какой-то подозрительный делегат со своей дюжиной солдат. (Смех в зале.) Предлагаю лишить его, мандата и удалить с конференции. (Голоса: «Примазался!») Этот прискорбный инцидент, господа, яркий пример, тех бесчисленных трудностей, с какими приходится сталкиваться конференции по разоружению. Нелегко доказать миру, что мы трудимся здесь всерьез, а не играем в бирюльки.

    Исключение делегата Боливии прошло единогласно, если не считать какого-то члена конференции, крепко спавшего с сигарой в зубах. Сигара тем временем превратилась в окурок и, задыхаясь от ее зловония, делегат проснулся и заорал:

    — Я против!

    Едва он сел, раздался ужасающий взрыв, от которого к потолку взлетела часть паркета. В полу зияла огромная брешь, в которую виднелись нижние помещения. С грохотом посылалась штукатурка, и делегаты конференции попадали вниз. Через минуту, когда дым и тучи пыли рассеялись, перед глазами их предстал председатель Гаукинс. Он висел под потолком, зацепившись брюками за ламповый крюк, брыкался и размахивал руками, словно собираясь плавать, и вопил по-французски:

    «О, боже! боже!»

    Власти заподозрили, что это покушение анархистов, но расследование установило отсутствие в этом инциденте политической подоплеки. Дело в том, что в приемной первого этажа представитель динамитной фабрики дожидался кое-кого из делегатов конференции по разоружению, чтобы предложить им новое сверхмощное взрывчатое вещество «Вашингтонит». Вынув вместо спичек коробку с образцами, он нечаянно уронил ее — и…

    * * *

    Не удивительно, что после этого Томас Гаукинс решил предпринять прогулку по Тихому океану.