Энциклопедия Вторая мировая Война (СССР, Третий рейх) - Штрафбаты и заградотряды
Приветствую Вас Гость!
Четверг, 23.03.2017, 05:07
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Облако Тегов

Наш опрос

Лучший серийный тяжёлый танк заключительного периода Второй мировой войны?
Всего ответов: 391

Форма входа

Галереи

Поиск

Недорогой хостинг

Календарь

«  Март 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Мы Вконтакте

Друзья сайта

Организации
  • Форум молодых Евразийских лидеров
  • Журнал «Евразия Info»
  • Центр дополнительного образования для детей (Детский автогородок)
  • Консалтинговое агентство "Дива"
  • Институт профессионального развития персонала
  • Электронные СМИ
  • Электронный научно-практический журнал «Инноватика в образовании»
  • Научный журнал «Вторая мировая война»
  • Научный журнал «Вопросы профессионального развития персонала»
  • Новостной портал «Arik»
  • Генеалогия
  • Международный дворянский клуб "Szlachta"
  • Международный союз дворянских собраний
  • История
  • Энциклопедия Второй мировой войны
  • Энциклопедия Третьего Рейха
  • Советский Союз во Второй мировой войне
  • Энциклопедия США
  • Allies - Западные союзники
  • Энциклопедия Польши (Второй Польской Республики)
  • Биографии выдающихся исторических личностей
  • Величайшие войны в истории человечества
  • Военная техника и оружие Второй мировой войны
  • Развлечения
  • Виртуальная Речь Посполитая
  • E3R.RU Сериалы онлайн
  • Подручный бездарной Луизы
  • Доски объявлений
  • Доска объявлений
  • Персональные странички
  • Сайт Киселёва А.Г.
  • Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Яндекс тИЦ и Rank

    Баннеры

    Анализ сайта PR-CY.ru

    Штрафбаты и заградотряды

    Штрафбаты и заградотряды Красной Армии в годы Великой Отечественной войны (2 часть)


    Не следует ли нам поучиться в этом деле у наших врагов, как учились в прошлом наши предки у врагов и одерживали потом над ними победу?

    Я думаю, что следует.

    Верховное Главнокомандование Красной Армии приказывает:

    1. Военным советам фронтов и прежде всего командующим фронтами:

    а) безусловно ликвидировать отступательные настроения в войсках и железной рукой пресекать пропаганду о том, что мы можем и должны якобы отступать и дальше на восток, что от такого отступления не будет якобы вреда;

    б) безусловно снимать с поста и направлять в Ставку для привлечения к военному суду командующих армиями, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций без приказа командования фронта;

    в) сформировать в пределах фронта от одного до трех (смотря по обстановке) штрафных батальонов (по 800 человек), куда направлять средних и старших командиров и соответствующих политработников всех родов войск, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить свои преступления против Родины.

    2. Военным советам армий и прежде всего командующим армиями:

    а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров корпусов и дивизий, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций без приказа командования армии, и направлять их в военный совет фронта для предания военному суду;

    б) сформировать в пределах армии 3—5 хорошо вооруженных заградительных отрядов (до 200 человек в каждом), поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникеров и трусов и тем помочь честным бойцам дивизий выполнить свой долг перед Родиной;

    в) сформировать в пределах армии от пяти до десяти (смотря по обстановке) штрафных рот (от 150 до 200 человек в каждой), куда направлять рядовых бойцов и младших командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на трудные участки армии, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления перед Родиной.

    3. Командирам и комиссарам корпусов и дивизий:

    а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров полков и батальонов, допустивших самовольный отход частей без приказа командира корпуса или дивизии, отбирать у них ордена и медали и направлять их в военные советы фронта для предания военному суду;

    б) оказывать всяческую помощь и поддержку заградительным отрядам армии в деле укрепления порядка и дисциплины в частях.

    Приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях, эскадрильях, командах, штабах».

    В приказе № 227 отсутствует упоминание об опыте, полученном в Гражданской войне, но дается ссылка на опыт противника, который практиковал использование штрафных батальонов. Опыт противника, несомненно, требовалось изучать и творчески применять на практике. Но Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин, являвшийся во время Гражданской войны членом Реввоенсовета Республики и реввоенсовета ряда фронтов, имел представление о создании подобных формирований в Красной Армии. 

    Маршал Советского Союза А.М. Василевский, оценивая приказ № 227, в книге «Дело всей жизни» пишет: «Приказ этот сразу же привлек внимание всего личного состава Вооруженных Сил. Я был очевидцем, как заслушивали его воины в частях и подразделениях, изучали офицеры и генералы. Приказ № 227 − один из самых сильных документов военных лет по глубине патриотического содержания, по степени эмоциональной напряженности... Я, как и многие другие генералы, видел некоторую резкость и категоричность оценок приказа, но их оправдывало очень суровое и тревожное время. В приказе нас, прежде всего, привлекло его социальное и нравственное содержание. Он обращал на себя внимание суровостью правды, нелицеприятностью разговора наркома и Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина с советскими воинами, начиная от рядового бойца и кончая командармом. Читая его, каждый из нас задумывался над тем, все ли силы мы отдаем борьбе. Мы сознавали, что жестокость и категоричность требований приказа шла от имени Родины, народа, и важно было не то, какие будут введены меры наказания, хотя и это имело значение, а то, что он повышал сознание ответственности у воинов за судьбы своего социалистического Отечества. А те дисциплинарные меры, которые вводились приказом, уже перестали быть непременной, настоятельной необходимостью еще до перехода советских войск в контрнаступление под Сталинградом и окружения немецко-фашистской группировки на берегу Волги».

    Маршал Советского Союза Г.К. Жуков в своих «Воспоминаниях и размышлениях» отмечал: «Кое-где в войсках вновь появились панические настроения и нарушения воинской дисциплины. Стремясь пресечь падение морального духа войск, И.В. Сталин издал 28 июля 1942 года приказ № 227. Этим приказом вводились жесткие меры борьбы с паникерами и нарушителями дисциплины, решительно осуждались «отступательные» настроения. В нем говорилось, что железным законом для действующих войск должно быть требование «Ни шагу назад!». Приказ был подкреплен усиленной партийно-политической работой в войсках».

    Во время Великой Отечественной войны отношение к приказу № 227 было неоднозначным, о чем свидетельствуют документы того времени. Так, в спецсообщении начальника Особого отдела НКВД Сталинградского фронта старшего майора госбезопасности Н.Н. Селивановского, направленном 8 августа 1942 г. заместителю народного комиссара внутренних дел СССР комиссару государственной безопасности 3 ранга В.С. Абакумову, подчеркивалось: «Среди командного состава приказ правильно понят и оценен. Однако среди общего подъема и правильной оценки приказа фиксируется ряд отрицательных, антисоветских пораженческих настроений, проявляющихся среди отдельных неустойчивых командиров...». Подобные факты приводились и в донесении начальника политуправления Волховского фронта бригадного комиссара К. Калашникова от 6 августа 1942 г. начальнику Главного политуправления Красной Армии.

    После издания приказа № 227 были приняты меры по доведению его до личного состава, формированию и определению порядка применения штрафных и заградительных подразделений и частей. 29 июля начальник Главного политического управления Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА) А.С. Щербаков потребовал от начальников политуправлений фронтов и округов и начальников политотделов армий «лично проследить за тем, чтобы приказ Наркома был немедленно доведен до частей и подразделений, зачитан и разъяснен всему личному составу Красной Армии». В свою очередь, народный комиссар ВМФ адмирал флота Н.Г. Кузнецов в директиве № 360/ш от 30 июля предписал командующим флотами и флотилиями принять приказ № 227 «к исполнению и руководству». 31 июля нарком юстиции Н.М. Рычков и прокурор СССР К.П. Горшенин подписали директиву № 1096, которая предписывала военным прокурорам и председателям трибуналов принять «решительные меры к оказанию командованию и политорганам реальной помощи к выполнению задач, поставленных в приказе народного комиссара обороны».

    Еще до издания приказа № 227 в 42-й армии Ленинградского фронта 25 июля 1942 г. была создана первая штрафная рота. 28 июля, в день подписания приказа № 227, в действующей армии было создано 5 отдельных штрафных рот, 29 июля – 3 отдельных штрафных батальона и 24 отдельные штрафные роты, 30 июля – 2 отдельных штрафных батальона и 29 отдельных штрафных рот, а 31 июля – 19 отдельных штрафных рот. Свои штрафные роты и взводы имели Балтийский и Черноморский флоты, Волжская и Днепровская военные флотилии.

    Кем формировались штрафные батальоны и роты

    10 августа И.В. Сталин и генерал А.М. Василевский подписали директиву № 156595, которая требовала сводить в штрафные танковые роты личный состав, уличенный в саботаже или во вредительстве, а также направлять в штрафные пехотные роты «безнадежных, злостных шкурников из танкистов». Штрафные роты были созданы, в частности, в 3-й, 4-й и 5-й танковых армиях.

    15 августа начальник Главного политического управления РККА А.С. Щербаков подписывает директиву № 09 «О политической работе по выполнению приказа НКО № 227 от 28 июля 1942 г.». 26 августа нарком юстиции Н.М. Рычков издал приказ «О задачах военных трибуналов по проведению в жизнь приказа НКО СССР № 227 от 28 июля 1942 г.». Порядок учета военнослужащих, направленных в штрафные батальоны и роты, был определен в директиве № 989242 Генерального штаба Красной Армии от 28 августа.

    9 сентября 1942 г. нарком обороны И.В. Сталин подписал приказ № 0685, который требовал «летчиков-истребителей, уклоняющихся от боя с воздушным противником, предавать суду и переводить в штрафные части в пехоту». Летчики направлялись не только в штрафные пехотные части. В соответствии с положением, разработанном в том же месяце в штабе 8-й воздушной армии, предусматривалось создание штрафных эскадрилий трех типов: истребительной на самолетах Як-1 и ЛаГГ-3, штурмовой на Ил-2, легкобомбардировочной на У-2.

    10 сентября 1942 г. заместитель наркома обороны генерал-майор артиллерии В.В. Аборенков издал приказ, согласно которому предписывалось немедленно направить в штрафные стрелковые батальоны «виновных в небрежном отношении к вверенной им боевой технике» из состава 58-го гвардейского минометного полка. 

    26 сентября заместитель наркома обороны генерал армии Г.К. Жуков утвердил положения «О штрафных батальонах действующей армии» и «О штрафных ротах действующей армии». Вскоре, 28 сентября за подписью заместителя наркома обороны СССР армейского комиссара 1 ранга Е.А. Щаденко издается приказ № 298, в котором были объявлены для руководства:

    «1. Положение о штрафных батальонах действующей армии.

    2. Положение о штрафных ротах действующей армии.

    3. Штат № 04/393 отдельного штрафного батальона действующей армии.

    4. Штат № 04/392 отдельной штрафной роты действующей армии…».

    Несмотря на то, что штаты штрафных батальонов и рот были четко определены соответствующими положениями, их организационно-штатная структура была различной. 

    Приказом № 323 от 16 октября 1942 г., подписанном заместителем наркома обороны СССР армейским комиссаром 1 ранга Е.А. Щаденко, положения приказа № 227 были распространены и на военные округа. Направлению в штрафные части в соответствии с приказом № 0882 заместителя наркома обороны Е.А. Щаденко от 12 ноября подлежали и военнообязанные и военнослужащие, симулирующие болезнь и так называемые «членовредители». Распоряжением № орг/2/78950 Главного организационно-штатного управления Главного упраформа Красной Армии от 25 ноября была установлена единая нумерация штрафных батальонов. 

    4 декабря 1942 г. заместитель наркома обороны А.С. Щербаков подписывает приказ № 0931, в соответствии с которым за «бездушно бюрократическое отношение к материально-бытовым нуждам политработников, находящихся в резерве ГлавПУРККА при Военно-политическом училище им. М.В. Фрунзе» от должностей были отстранены и направлены в действующую армию в штрафной батальон помощник начальника училища по материально-техническому обеспечению майор Копотиенко и начальник обозно-вещевого снабжения училища старший лейтенант интендантской службы Говтвяниц.

    Согласно приказу № 47 от 30 января 1943 г., подписанному заместителем народного комиссара обороны СССР генерал-полковником Е.А. Щаденко, в штрафной батальон сроком на 3 месяца, с разжалованием в рядовые был направлен младший лейтенант 1082-го стрелкового полка Карамалькин «за критиканство, попытку оклеветать своих начальников и разложение дисциплины в своем подразделении».

    Согласно директиве № 97 заместителя наркома обороны армейского комиссара 1 ранга Е.А. Шаденко от 10 марта 1943 г. требовалось «после быстрой проверки немедленно направлять в штрафные части» бывших военнослужащих, которые «в свое время без сопротивления сдались противнику в плен или дезертировали из Красной Армии и остались на жительство на территории, временно оккупированной немцами, или, оказавшись окруженными в месте своего жительства, остались дома, не стремясь выходить с частями Красной Армии».

    По приказу № 0374 наркома обороны от 31 мая 1943 г. предписывалось решением Военного совета Калининского фронта направить в штрафные батальоны и роты «лиц начальствующего состава, виновных в перебоях в питании бойцов или недодаче продуктов бойцам». Не избежали участи штрафников и работники Особых отделов. 31 мая нарком обороны И.В. Сталин по результатам проверки работы Особого отдела 7-й отдельной армии издал приказ № 0089, которым «за преступные ошибки в следственной работе» следователи Седогин, Изотов, Соловьев были уволены из органов контрразведки и направлены в штрафной батальон.

    Приказом № 413 наркома обороны И.В. Сталина от 21 августа 1943 г. командному составу военных округов и недействующих фронтов было предоставлено право направлять военнослужащих в штрафные формирования без суда «за самовольную отлучку, дезертирство, неисполнение приказания, разбазаривание и кражу военного имущества, нарушение уставных правил караульной службы и иные воинские преступления в случаях, когда обычные меры дисциплинарного воздействия за эти проступки являются недостаточными, а также всех задержанных дезертиров сержантского и рядового состава, бежавших из частей действующей армии и из других гарнизонов.

    В штрафные формирования направлялись не только военнослужащие-мужчины, но и женщины. Однако опыт показал, что направлять в штрафники женщин-военнослужащих, совершивших нетяжкие преступления, нецелесообразно. Поэтому 19 сентября 1943 г. начальникам штабов фронтов, военных округов и отдельных армий была направлена директива Генштаба № 1484/2/орг, которая требовала не направлять в штрафные части женщин-военнослужащих, осужденных за совершенные преступления.

    В штрафные подразделения согласно совместной директивы НКВД/НКГБ СССР № 494/94 от 11 ноября 1943 г. направлялись и советские граждане, сотрудничавшие с оккупантами.

    В целях упорядочения практики передачи осужденных в действующую армию 26 января 1944 г. был издан приказ № 004/0073/006/23, подписанный заместителем наркома обороны маршалом А.М. Василевским, наркомом внутренних дел Л.П. Берией, наркомом юстиции Н.М. Рычковым и Прокурором СССР К.П. Горшениным.

    Приказом № 0112 первого заместителя наркома обороны СССР маршала Г.К. Жукова от 29 апреля 1944 г. в штрафной батальон сроком на два месяца был направлен командир 342-го гвардейского стрелкового полка 121-й гвардейской стрелковой дивизии подполковник Ф.А. Ячменев «за невыполнение приказа Военного совета армии, за оставление противнику выгодных позиций и непринятие мер к восстановлению положения, за проявленную трусость, ложные доклады и отказ от выполнения поставленной боевой задачи».

    В штрафные части направлялись и лица, допускавшие беспечность и бесконтрольность, в результате чего в тылу гибли военнослужащие, например, согласно приказу наркома обороны И.В. Сталина, подписанному в мае 1944 г.

    Практика показала, что при выполнении этого приказа допускались существенные нарушения, на устранение которых был направлен приказ № 0244, подписанный 6 августа 1944 г. заместителем наркома обороны маршалом А.М. Василевским. Примерно такого же рода приказ за № 0935, касающийся офицеров флотов и флотилий, подписал 28 декабря 1944 г. и нарком ВМФ адмирал флота Н.Г. Кузнецов.

    В разряд штрафных переводились и войсковые части. 23 ноября 1944 г. нарком обороны Сталин подписал приказ № 0380 о переводе 214-го кавалерийского полка 63-й кавалерийской Корсуньской Краснознаменной дивизии (командир полка гвардии подполковник Данилевич) в разряд штрафных за утерю Боевого знамени.

    Формирование штрафных батальонов и рот осуществлялось не всегда успешно, как того требовало руководство наркомата обороны и Генерального штаба. В этой связи заместитель наркома обороны Маршал Советского Союза Г.К. Жуков 24 марта 1943 г. направил командующим фронтами директиву № ГУФ/1902, которая требовала:

    «1. Сократить число штрафных рот в армиях. Собрать штрафников в сводные роты и, таким образом, содержать их в комплекте, не допуская бесцельного нахождения в тылу и используя их на наиболее трудных участках боевых действий.

    2. В случае значительного некомплекта в штрафных батальонах вводить их в бой поротно, не ожидая прибытия новых штрафников из лиц начсостава с целью прикрытия некомплекта всего батальона».

    В положениях о штрафных батальонах и ротах отмечалось, что постоянный состав (командиры, военные комиссары, политруки и др.) назначались на должность приказом по войскам фронта и армии из числа волевых и наиболее отличившихся в боях командиров и политработников. Это требование, как правило, выполнялось в действующей армии. Но были и исключения из этого правила. Например, в 16-м отдельном штрафном батальоне командиры взводов нередко назначались и из числа искупивших вину штрафников. Согласно положениям о штрафных батальонах и ротах всему постоянному составу сроки выслуги в званиях, по сравнению с командным, политическим и начальствующим составом строевых частей действующей армии, сокращались наполовину, а каждый месяц службы в штрафных формированиях засчитывался при назначении пенсии за шесть месяцев. Но это, по воспоминаниям командиров штрафных подразделений, не всегда выполнялось.

    Переменный состав штрафных батальонов и рот составляли военнослужащие и гражданские лица, направленные в эти формирования за различные проступки и преступления. По нашим подсчетам, произведенным на основании приказов и директив наркома обороны СССР, наркома ВМФ, заместителей наркома обороны, наркомов внутренних дел государственной безопасности, определено около 30 категорий таких лиц.

    Итак, в приказах и директивах наркома обороны и его заместителей были четко определены виды проступков, за которые военнослужащие и другие лица могли быть направлены в штрафные формирования, а также круг лиц, имевших право отправлять провинившихся и осужденных в штрафные части. Во фронтах и армиях также издавались приказы, касающиеся порядка формирования штрафных частей и подразделений. Так, приказом № 00182 командующего Ленинградским фронтом генерал-лейтенанта артиллерии Л.А. Говорова от 31 июля 1942 г. лица командного и политического состава 85-й стрелковой дивизии, явившиеся «основными виновниками невыполнения боевой задачи» были направлены во фронтовой штрафной батальон, а «младший командный и рядовой состав, проявивший трусость на поле боя», − в армейскую штрафную роту. 6 мая 1943 г. была издана директива № 005 командующего фронтом генерал-полковника И.И. Масленникова, требовавшая направить в штрафной батальон или предать суду военного трибунала военнослужащих, проявивших трусость на поле боя.

    В опубликованной литературе и воспоминаниях фронтовиков содержатся сведения о том, что не всегда командиры и начальники придерживались правил, установленных в приказах и директивах. Это, как показало исследование, касалось примерно 10 категорий штрафников:

    1. Осужденные несправедливо, которых оговорили и оклеветали, чтобы свести с ними счеты.

    2. Так называемые «окруженцы», которые сумели вырваться из «котлов» и выйти к своим войскам, а также воевавшие в составе партизанских отрядов.

    3. Военнослужащие, которые утратили боевые и секретные документы.

    4. Командиры и начальники, виновные в «преступно-беспечной организации службы боевого охранения и разведки».

    5. Лица, отказывавшиеся в силу своих верований, брать в руки оружие.

    6. Лица, пособничавшие «вражеской пропаганде».

    7. Военнослужащие, осужденные за изнасилование.

    8. Гражданские заключенные (воры, бандиты, рецидивисты и т.п.).

    9. Мошенники.

    10. Работники оборонных предприятий, допустившие халатность.

    В изданной литературе приводятся различные сведения об оснащении штрафных батальонов и рот оружием и боевой техникой. Одни авторы пишут, что штрафники были вооружены лишь легким стрелковым оружием и гранатами, являясь «легкими» стрелковыми подразделениями». В других публикациях приводятся сведения о наличии в штрафных подразделения трофейного автоматического оружия, минометов. Для выполнения конкретных задач в подчинение командира подразделения штрафников временно придавались артиллерийские, минометные и даже танковые подразделения. 

    Вещевым и продовольственным снабжением штрафники обеспечивались согласно нормам, установленным в армии. Но, в ряде случаев, по воспоминаниям фронтовиков, были нарушения и в этом деле. В некоторых публикациях, например И.П. Горина и В.И. Голубева, говорится о том, что в штрафных подразделениях отсутствовали нормальные взаимоотношения между постоянным и переменным составом. Однако большинство фронтовиков свидетельствует об обратном: в штрафных батальонах и ротах поддерживались уставные взаимоотношения, крепкая дисциплина. Этому способствовала хорошо организованная политико-воспитательная работа, которая велась на тех же основаниях, что и в других частях действующей армии. 

    Штрафные формирования, комплектовавшиеся в основном из числа военнослужащих различных воинских специальностей, при наличии времени проходили доподготовку, чтобы они были способны решать поставленные перед ними задачи. 

    По данным труда «Россия и СССР в войнах XX века: Статистическое исследование», к концу 1942 г. в Красной Армии насчитывалось 24 993 штрафника. В 1943 г. их количество возросло до 177 694 человек, в 1944 г. — уменьшилось до 143 457, а в 1945 г. — до 81 766 человек. Всего же в годы Великой Отечественной войны в штрафные роты и батальоны было направлено 427 910 человек. Если судить по сведениям, включенным в Перечень № 33 стрелковых частей и подразделений (отдельных батальонов, рот, отрядов) действующей армии, составленный Генеральным штабом в начале 60-х годов XX века, то во время Великой Отечественной войны было сформировано 65 отдельных штрафных батальонов и 1028 отдельных штрафных рот; всего 1093 штрафные части. Однако А. Мороз, изучивший фонды штрафных частей, хранящиеся в Центральном архиве Министерства обороны Российской Федерации, считает, что в годы войны было сформировано 38 отдельных штрафных батальонов и 516 отдельных штрафных рот.

    В труде «Россия и СССР в войнах XX века: Статистическое исследование» утверждается: «Штрафные части Красной Армии существовали юридически с сентября 1942 г. по май 1945 г.». В действительности, они существовали с 25 июля 1942-го по октябрь 1945 г. Например, 128-я отдельная штрафная рота 5-й армии участвовала в Харбино-Гиринской наступательной операции, которая проводилась с 9 августа по 2 сентября 1945 г. Рота была расформирована на основании директивы № 0238 штаба 5-й армии от 28 октября 1945 г.

    Штрафные батальоны и роты использовались на наиболее опасных направлениях

    Как уже отмечалось, много спекуляций существует по поводу того, как использовались штрафные батальоны и роты. Причем, наиболее расхожим является миф о том, что они служили своего рода «пушечным мясом». Это не соответствует действительности. Штрафные роты и батальоны в годы Великой Отечественной войны решали практически те же задачи, что и стрелковые части и подразделения. При этом они, как и предписывал приказ № 227, использовались на наиболее опасных направлениях. Наиболее часто их применяли для прорыва обороны противника, захвата и удержания важных населенных пунктов и плацдармов, проведения разведки боем. В ходе наступления штрафным частям приходилось преодолевать различного рода естественные и искусственные препятствия, в том числе заминированные участки местности. В результате живучесть приобрел миф о том, что они своими телами «разминировали минные поля». В этой связи отметим, что не только штрафные, но и стрелковые и танковые части неоднократно действовали на направлениях, где находились минные поля.

    Штрафные части, в целом, стойко и отважно действовали в обороне. Они участвовали в форсировании водных преград, захвате и удержании плацдармов, в боевых действиях в тылу противника.