О какой Украине мечтали эсэсовские генералы. - 16 Ноября 2012 - Энциклопедия Второй мировой войны, Третий рейх, СССР
Приветствую Вас Гость!
Вторник, 22.07.2014, 15:20
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Закладки

Наш опрос

Лучший серийный средний танк Второй мировой войны?
Всего ответов: 655

Форма входа

Галереи

Яндекс тИЦ и Rank

TOP 15 городов

Поиск

Плеер

Мы Вконтакте

Календарь

«  Ноябрь 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

Облако Тегов

Архив записей

Друзья сайта

Посетители

Flag Counter

Статистика


Онлайн всего: 0
Гостей: 0
Пользователей: 0

Баннеры

Анализ сайта PR-CY.ru
Cars

Реклама

Главная » 2012 » Ноябрь » 16 » О какой Украине мечтали эсэсовские генералы.
21:38
О какой Украине мечтали эсэсовские генералы.
О какой Украине мечтали эсэсовские генералы. 


Евреи, УПА и роль Галиции в планах III Рейха
 Наши внимание этот текст привлек, поскольку в нем затронуты малоизвестные эпизоды еврейского Сопротивления. Автор перевода — Юрий Романенко.

Постоянный адрес статьи на сайте «Хвиля»
Отрывки воспоминаний Казимежа Мочарского «Беседы с палачом», опубликованные на «Хвиле» вызвали большой резонанс. Первая часть была посвящена рассуждениям генерала СС Юргена Штроопа относительно будущего Украины в составе немецкого Рейха.
Продолжение посвящено его деятельности в Галиции на посту заместителя шефа СС и полиции Кацманна (фамилия, как видим вполне нордическая для офицера СС – прим. автора) с резиденцией в Львове. Здесь он пребывал недолгое время с февраля по апрель 1943 года.
В этом отрывке мы увидим какими приоритетами руководствовались фашисты, выстраивая свою национальную политику в Галиции. Также рассмотрим еврейский вопрос, поскольку, как вытекает из слов Штроопа, решение еврейского вопроса и украинская линия тесно переплетались между собой.
Итак, Мочарский спрашивает Штроопа о том, что он делал в Львове «в этом чудесном городе»:
- Был заместителем генерала Кацманна по многим вопросам. Он давал мне специальные поручения. У нас были большие проблемы с аковскими диверсантами (партизанами Армии Крайовой – прим. автора), а также малочисленной, но нахальной украинской партизанщиной, связанной с тем крылом (слабым, в конце концов) украинских группировок, которые начали вести осторожную подпольную деятельность против нас. Времена возникали трудности в отношениях с преданными нам, но малодисциплинированными отделениями SS-Galizien (дивизия СС «Галичина»- прим. автора). Кстати, здесь стоит сделать оговорку, поскольку набор в дивизию вафен-СС «Галичина» начинался в мае-июне 1943 года, а Штрооп уехал из Львова в середине апреля, то можно допустить, что он этих слов не говорил, либо говорил неправду, либо говорил, пересказывая рассказы своих коллег по СС, которые остались в Львове.
Штрооп старался не раскрывать Мочарскому нюансов своей деятельности в Галичине по очевидным причинам. Однако, очевидно, что именно здесь он усовершенствовал методы по работе с решением «еврейского вопроса», поскольку сразу из Львова был направлен в Варшаву выполнять задание по уничтожению еврейского гетто. Штрооп признал, что его начальник Фриц Кацманн переселил из Галиции 550 тыс. евреев. Львовское гетто перестало существовать еще в январе 1943 года, после чего было создано 25 еврейских концлагерей по тысяче заключенных в каждом. При этом государство выделяло 5 злотых на содержание каждого заключенного, из которых только один злотый 60 грошей шло на питание и содержание. По подсчетам Шильке каждый месяц за труд заключенных СС получало не менее 4 млн. злотых ежемесячно. По сути, это был бизнес Гиммлера, который стал серьезной экономической силой Рейха, учитывая масштаб использования рабской силы.


Теперь коснемся такого момента, как сопротивление евреев в Галичине. Вот что говорит Штрооп:
«После не очень удачной ликвидации гетто в городах и поселках Галиции еврейские беженцы причиняли Кацманну много хлопот. Много евреев ушло в леса, где присоединились к польским партизанам. У них было много оружия, которое они покупали у наших союзников – итальянцев и венгров. Эти лесные банды нам серьезно мешали. Местность сложная для боев. Холмы, леса, горы, перелески. Польская интеллигенция и мещанство, а также католически клир давали евреям эффективную поддержку. Крестьяне также позволяли им пользоваться магазинами, пивными и скирдами. Даже украинские крестьяне иногда помогали евреям, хотя в принципе Галичина (это слово он выговорил по-украински) сотрудничала с нами в акции ликвидации евреев, да и к полякам не была лояльной. Вечный бардак в этом дистрикте! И постоянная угроза.
- Один раз я ехал в Раву-Рускую, в штаб наших войск, которые боролись с польско-еврейскими бандами в этом регионе. Командующий, штурмбанфюрер СС рассказал ситуацию, которая была сложной. Я пришел к выводу, что против такого хитрого и решительного врага наши силы недостаточны. Когда я возвращался из Львова, евреи обстреляли из лесу мое авто.
- Из той ситуации в дистрикте Галичина я сделал некоторые выводы. Первая фаза устранения евреев относительно легкая. Их просто запихиваешь в мешок, как курей. Пассивные массы не только сами идут, как телята на забой к мяснику, но и парализуют активные элементы. Эти активные евреи даже организованные, не могут справиться с перепуганной, истеричной толпой, не управляют ситуацией и часто сами гибнут с толпой. Зато вторая фаза является очень тяжелой, потому что беженцы – это люди решительные, отважные, сильные и находчивые.

- Кроме того из Львова я вынес еще один урок, — рассказывал Штрооп.- Именно: я понимал, что евреи могут досконально овладеть инженерно-саперной техникой. Я изучил в Львове, Рогатине и Золочеве, а также в одном из лесов, который был партизанской базой, систему постройки бункеров, укреплений, складов, сигнализации и т.д. Знаете, вы бы никогда не поверили, какие это были чудесные убежища, каналы, коридоры, склады амуниции и т.д. Какие изобретательные устройства для обогрева и вентиляции! В Рогатине я видел еврейское убежище, который был подземным залом-казармой на 60 человек. Длина 30 метров. Построен глубоко под землей из столбиков, бетонных опор и железных балок. Под потолком два метра щебенки и земли, покрытых травою и клумбами. В неприметных кустах замаскированы вентиляционные ходы. Эсесовцы Кацманна штурмовали этот бункер несколько дней. Сопротивление еврейского отряда было решительным. Неизвестно, как взять такую крепость. Первый найденный вход – только железные двери. Когда их развалили, увидели коридорчик. Вошли, а тут взрыв. Несколько эсесовцев были тяжело ранены. Один упал в замаскированную сеткой волчью яму и наткнулся на кол. Мы были вынуждены искать другие входы. Часть еврейских партизан была перебита. Никто не сдался живым. Большинство убежало тайными подземными коридорами, маршрут которых мы узнали через несколько дней. Оказалось, что евреи использовали средневековые подземные ходы, которыми население когда то убегало от татар.
Эту, вторую, немногочисленную группу евреев, этой сионистической интеллигенткой элиты никогда нельзя недооценивать. Их руководящие группы всегда отличаются характером, знаниями, ловкостью и физической силой».
Здесь можно догадаться, что командировка Штроопа в такой сложный регион, как Галиция была связана с его непосредственной подготовкой накануне Grossaktion in Warschau (Большой акции в Варшаве).

Собственно, здесь стоит остановиться на понимании нацистами роли и значения Галиции и ее перспектив в третьем Рейхе. На наш взгляд, этот один из наиболее интересных моментов воспоминаниях Мочарского, поскольку здесь в открытой форме раскрыты причины заигрывания нацистов с украинцами на Западной Украине.
Вот что говорил Штрооп Мочарскому:
- В военной, а в будущем – и в поствоенной ситуации Галичина была важным национально и политически сложным регионом. Местность, богатая ресурсами, полезными ископаемыми, хорошими землями. Многочисленные города, городки и села, неоднородно заселенные тремя народами (украинцами, поляками и евреями), а также народностями и племенами – такими, как гуцулы, армяне, лемки, цыгане, четверть венгры, четверть австрийцы и так далее. Серьезные экономические, языковые, культурные контрасты, а в Европе Нового порядка Львовщина должна быть унифицированной и спокойной. Она ставит естественную базу для связи и коммуникации Западной и Центральной Европы с Южной Россией, Украиной, Румынией и далее с Крымом, Казакией, Черным морем и Кавказом. Поэтому, мы должны были из тройки главных национальных групп – когда какая-то пара, сотрудничая, действовать против нас (в данном случае евреи и поляки) – сделать двойку. Мы хотели иметь только поляков и украинцев. Всегда можно было бы, за недостатком третьего, то есть евреев, играть с украинцами против поляков и иметь относительное спокойствие.
На этом воспоминания Штроопа об украинском периоде своей «деятельности», практически заканчиваются. Однако, есть последний штрих, заслуживающий внимания, который относится к непосредственно самой Grossaktion in Warschau.
Этот момент касается инспекции, которую Штрооп провел 18 апреля 1943 года в еврейском гетто Варшавы за день до его ликвидации. Юрген Штрооп рассказывает Мочарскому как он приехал в гетто и на его границе с «арийскими» домами проверял функционирование т.н. оцепления, состоящего из т.н. аскарисов. Аскарисами называли бойцов, набранных из туземцев, мусульман в бывших немецких колониях. Вот как их характеризовал Штрооп:
- «Мы называли аскарисами добровольцев вспомогательных служб СС, которых рекрутировали из автохтонного населения Восточной Европы. В основном это были латыши, литовцы, белорусы и украинцы. Их обучали в SS-Ausbildungslager (тренировочном лагере) Травники под Люблином. Это были не лучшие бойцы, хотя и националисты и антисемиты. Молодые, чаще всего, без среднего образования, с диким уровнем культуре и склонные к насилию, но послушные, физически выносливые и твердые против врага. Многие «аскарисы», использованные в Гроссакцион (особенно на начальных действиях) – это латыши. Они не знали польский язык, поэтому им тяжело было найти общий язык с населением Варшавы. Нас это вполне удовлетворяло. Мы их также называли Trawniki-Manner.
>
- Когда я покидал гетто, — закончил рассказ про свою инспекцию Штрооп, — услышал вблизи, с «арийского» боку выстрел. Побежал. Это выстрелил молоденький «аскарис», латыш в черном плаще. Я отругал его, как собаку, а он стоит смирно и дурнувато, но открыто говорит: «Так скучно, господин лейтенант (принял меня за лейтенанта)…когда мы наконец начнем отстреливать тех зверей за стенами еврейского зоопарка?» — спрашивает он, на удивление, по-немецки, хотя и на языке «негеродойч» (негритянский немецкий или ломаный немецкий). Этот блондин (имел арийское происхождение) получил от меня перчаткой по лицу и рейхсмарку в лапу. На аскарисов я мог положиться!».
Пожалуй, на этом наше ретроспективное путешествие с Юргеном Штроопом и Казимежем Мочарским закончится именно в этой точке. Несомненно, заинтересованному читателю стоит прочитать всю книгу польского диссидента — она того действительно стоит.
Юрген Штрооп был повешен в 19-00 6 марта 1952 года по решению польского суда. Казимеж Мочарский вышел из польской тюрьмы 24 апреля 1956 года. В 1977 году он впервые издал эту книгу.

Что касается нашей с вами современности, то после прочтения «Беседы с палачом» напрашиваются пару выводов:
Во-первых, как и более полувека назад, очевидно, что никто не будет решать наши проблемы за нас. Украина была, есть и, по всей видимости, будет инструментом для решения целей и задач более великих народов и государств. Ровно до того момента, пока мы не дорастем до простой мысли, что ни Запад, ни кто бы то ни было другой «нам не поможет». Помочь мы можем только сами себе. Странно, что такая простая мысль до сих пор не овладела умами и мы 20 лет проблуждали в трех соснах «правильного геополитического выбора».
Во-вторых, мы не заметили, что самые страшные планы нацистов в отношении Украины оказались реализованы, либо реализуются. По сути, есть две параллельных реальности, как в рассказах Штроопа – реальность господ, где есть высший свет, музыка, поездки по Европе и реальность рабов, где беспросветная борьба за кусок хлеба, болезни, алкоголизм и регулярная доза песнопения на ТВ, дабы жизнь не казалось говном.
С этой точки зрения заявления, которые сегодня делаются чиновниками полностью отражают суть нашей кастовой системы. Хозяева жизни уже даже не скрывают своего наслаждения существующим положением дел. Так вчера на международном форуме в Киеве замглавы, МИД Украины Александр Горин заявил буквально, что годы, прошедшие после развала Советского Союза, для Украины были «одной из лучших эпох». «Посткоммунистические 20 лет были одной из лучших эпох», – сказал он (еще бы!)
«Мы живем в счастливое время», – добавил чиновник. Горин пояснил, что у граждан появилось гораздо больше возможностей для самореализации, а уровень жизни постепенно улучшается. «Лучше стали жить», – считает он. То, что процентов 80-90% населения страны вне рамок этого рая на Земле господин Горин очевидно даже не знает. Впрочем, ему ли, как и Штроопу, в свое время, думать о судьбе ундерменшей (недолюдей).
Поэтому, тотальная дегуманизация, которая звучит в каждой строке воспоминаний Штроопа давно уже стала реальностью в Украине, тем самым социальным адом, в котором мы живем. Мы не так уж отличаемся от тех евреев, которые, «как телята на забой к мяснику», стадом шли на убой. Как мы помним, Штрооп говорил, что только немногочисленные думающие представители еврейского народа, сумели оказать сопротивление фашистам. Тем самым, они внесли свою лепту в поражение фашизма, часто ценой своей жизни. В конечном итоге, зло было наказано.
Стоит задуматься.
Просмотров: 507 | Добавил: Рарог | Теги: Украина, коллаборационизм в ссср | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
Имя *:
Email:
Код *: